Fashion-сделки десятилетия

Fashion-сделки десятилетия

Заканчивается эпоха 2010-х и начинаются 20-е годы. В связи с этим мы решили вспомнить, как прошедшее десятилетие изменило индустрию моды, а заодно и самые значимые сделки. К тому времени, когда концерн LVMH Louis Vuitton Moët Hennessy заплатил 5,2 миллиарда долларов за итальянскую ювелирную компанию Bulgari в 2011 году, председатель и исполнительный директор группы Бернар Арно уже сформировал широкий ассортимент брендов, включая Louis Vuitton, Givenchy и Sephora. В течение следующих девяти лет он добавил в список ещё несколько: немецкую компанию по производству аксессуаров для багажа Rimowa, StellaMcCartney, Fanty с Рианной. Интеграция Christian Dior в 2017 году стоила конгломерату 13 миллиардов долларов. В этом году LVMH стала второй по значимости компанией в Европе с рыночной капитализацией, превышающей 200 миллиардов евро. А завершили они десятилетие ещё одной громкой сделкой: приобретением американской ювелирной компании Tiffany & Co. за 16,2 млрд долларов всего месяц назад. 

С чем мы встречаем 2020 год? С появлением нового, более молодого потребителя, чем когда-либо прежде. Люксовым брендам пришлось пересматривать само позиционирование. Ценовая политика становится единой во всём мире, цепочки поставок простираются глобально, и то, что говорит или делает бренд на одном рынке, быстро становится достоянием общественности — пользователи социальных сетей тут же узнают об этом. Некоторые из крупнейших сделок десятилетия также отражают драматический рост сектора, произошедший благодаря китайским потребителям. В настоящее время именно они обеспечивают около трети мировых продаж предметов роскоши по сравнению с 19% в 2010 году. Рост продаж происходит на фоне разрушения традиционных каналов продаж – теперь почти всё покупается онлайн, а локальные точки продаж постепенно теряют своё влияние на местного потребителя. 

До 2010 года заметные сделки имели место (например, приобретение LVMH duty-free империи DFS в 1997 году за 2,47 млрд долларов), но очевидно, что темпы заключения сделок значительно возросли с 2011 года. Что касается следующего десятилетия, рекордная сумма приобретения LVMH Tiffany, скорее всего, откроет новую волну мега-сделок. Итак, список сделок десятилетия.

 Valentino весна-лето 2020Valentino весна-лето 2020

1. Mayhoola купил Valentino (2012) 

Инвестиционный фонд Mayhoola, поддерживаемый катарской королевской семьей, купил итальянский дом моды у частной инвестиционной компании Permira примерно за 850 миллионов долларов. Бренд, основанный в 1960 году дизайнером Валентино Гаравани, стал процветать благодаря своим владельцам, которые за последние несколько лет приобрели целую плеяду люксовых брендов, в том числе Balmain и бренд мужской одежды Pal Zileri. В 2018 году ходили слухи о том, что Mayhoola может продать Valentino, а Kering предполагался как потенциальный покупатель. Но по факту всё так и закончилось домыслами, а не реальной сделкой. 

2. Yoox объединился с Net-a-Porter (2015), а Richemont купил объединённую компанию (2018)

В сентябре 2015 года, через шесть месяцев после слияния лондонской платформы для электронной коммерции Net-a-Porter и итальянского интернет-магазина Yoox, её основательница Натали Массене внезапно покинула компанию. Compagnie Financière Richemont, швейцарский конгломерат роскошных брендов, который инвестировал и впоследствии приобрел Net-a-Porter, согласился на слияние, в котором Yoox должен был купить своего конкурента на основе оценки в 950 миллионов фунтов стерлингов (около 1,4 миллиарда долларов). Это было значительно меньше, чем оценивала стоимость компании Массене. Месяц спустя Yoox Net-a-Porter (YNAP) была официально зарегистрирована и стала крупнейшим в мире ритейлером модной электронной коммерции с совокупной рыночной стоимостью более 3,7 млрд евро, чей годовой доход превышает 1,3 млрд евро. Таким образом новый тандем контролирует более 10% мирового онлайн-fashion-рынка. 

Но сегодня YNAP сталкивается с конкуренцией со стороны таких игроков рынка, как Farfetch и MatchesFashion, а также быстрорастущих ритейлеров вроде Vestiaire Collective и The RealReal. Кроме того, многие люксовые бренды наконец доросли до того, чтобы сделать нормальные интернет-магазины на собственных сайтах. Поэтому, когда в мае 2019 года Richemont объявила результаты за предыдущий финансовый год, у YNAP обнаружились проблемы. С одной стороны, виден рост, с другой — операционные убытки составили 264 миллиона евро, включая списание в 165 миллионов евро за само приобретение YNAP. Очевидно, что в 2020 году YNAP не достигнет своей цели в 4 млрд.

MatchesFashion

3. Apax покупает контрольный пакет акций MatchesFashion (2017) 

Нью-йоркская частная инвестиционная компания Apax Partners приобрела контрольный пакет акций MatchesFashion.com в сентябре 2017 года, что обошлось ей в 1 млрд долларов. Сделка последовала вслед за ожесточенной тендерной войной, так как британский мультибрендовый интернет-магазин вызвал интерес и со стороны Bain Capital, KKR и Permira. Основатели, муж и жена Том и Рут Чэпмен, создали компанию с одним бутиком в Уимблдоне в 1987 году, но с 2007 года они активно развивают продажи в Интернете. Сегодня бизнес сталкивается с проблемами: в ноябре 2019 года мультибрендовый онлайн-ритейлер сообщил, что продажи за год выросли на 27% — до 372 миллионов фунтов стерлингов. Но темпы роста были медленнее, чем 44%, зафиксированные в предыдущем году, а операционная прибыль упала на 89% — до 2,4 миллиона фунтов стерлингов. Генеральный директор Ульрик Джером также внезапно покинул компанию в августе. 

4. Carlyle Group купил долю в Supreme (2017) 

Инвестиции Carlyle Group в Supreme, одного из крупнейших инвестиционных фондов, управляющего активами на сумму более 147 млрд долларов, подчеркнули мощь и значимость бренда. Источники, близкие к компании, подтвердили, что Carlyle заплатил около 500 миллионов долларов за примерно 50%-ю долю в Supreme. Согласно сделке, бренд оценили более чем в 1 миллиард долларов. Таким образом скейт-марка превратила стритвир в ценный товар. Однако известно, что компания Carlyle Group вообще не склонна удерживать бизнес в долгосрочной перспективе и любит перепродавать компании. При этом для выгодной перепродажи нужно будет сначала значительно увеличить прибыль. Как они этого добьются, покажет время. 

5. Coach покупает Kate Spade (2017) 

Coach приобрела марку аксессуаров в 2017 году за $ 2,4 млрд в рамках плана по расширению и созданию американского роскошного конгломерата по образцу Kering или LVMH (ещё двумя годами ранее бренд приобрел марку Stuart Weitzman). Для нового концерна даже придумано название — Tapestry Inc. Идея заключалась в том, что, объединив свои силы, Coach, Kate Spade и Kate Spade смогут бороться со снижением посещаемости торговых центров и ростом онлайн-конкуренции. Но в сентябре 2019 года, спустя несколько недель после того, как компания сократила свой годовой прогноз прибыли, Tapestry уволила исполнительного директора Виктора Луиса из-за отсутствия успеха в его приобретениях. Главной проблемой была марка Kate Spade, чьи красочные сумки были культовыми хитами, но оказались не так привлекательны для нового поколения молодых американских женщин. Tapestry пытается перестроить лейбл, но новые продукты бренда, созданные под руководством креативного директора Николой Гласс, ещё не набрали обороты. Эксперты считают, что для конкуренции с европейскими гигантами роскошного рынка необходимо применять долгосрочный образ мышления и запастись терпением при создании брендов.

Versace весна-лето 2020 Versace весна-лето 2020 

6. Холдинг Michael Kors покупает Versace и переименовывается в Capri Holdings (2018) 

Также в гонку за строительство первого в Америке роскошного конгломерата входит Michael Kors Holdings, теперь переименованный в Capri Holdings. В сентябре 2018 года компания приобрела всемирно известный итальянский модный дом Versace за 2,1 миллиарда долларов, что должно было помочь гиганту сегмента доступного люкса занять более значительную долю на рынке элитных предметов роскоши. В 2011 году IPO акций Michael Kors Holdings оценило компанию в 3,63 млрд долларов. Некоторые игроки рынка посчитали, что цена была слишком высока для компании, которая изо всех сил пыталась увеличить продажи и часто терпела убытки, несмотря на свою знаменитую историю. Versace уважают во всем мире, но некая гипотетическая сила бренда Versace намного больше, чем реальные масштабы бизнеса. Ранее в этом году генеральный директор Capri Holdings Джон Идол сказал, что он ожидает, что итальянский дом увеличит свои продажи более чем в два раза — до 2 миллиардов долларов в ближайшие годы благодаря комбинации всемирного признания имени и больших инвестиций. План состоит в том, чтобы увеличить количество магазинов до 300 и расширить ассортимент сумок и женской одежды, которые стимулируют продажи.

7. Farfetch вышел на IPO (2018)

Farfetch, один из крупнейших игроков розничной онлайн-торговли предметами роскоши, продал себя инвесторам как технологическая компания. Попутно ритейлер пообещал превратить своё мастерство в обработке клиентских данных и сложную онлайн-платформу в прибыльное дело, которое будет приносить доход без магазинов, складов и других материальных активов. В отличие от универмагов, таких как Saks или Barneys New York, или онлайн-конкурентов, таких как Net-a-Porter и MatchesFashion, — Farfetch не берёт на себя риск покупки и хранения запасов. Ресурс просто позволяет брендам и ритейлерам продавать их товары на его сайте, попутно получая с каждой продажи комиссию около 30%. Бренды и продавцы при этом получают доступ к глобальной и постоянно растущей базе клиентов Farfetch. Результатом успеха стало одно из крупнейших IPO в мире моды за последние годы — бизнес оценили в 5,8 миллиарда долларов, после чего он встал на одну ступень с проектами родом из Силиконовой долины. Но теперь Farfetch сталкивается с теми же проблемами, что и некоторые его технологические коллеги, такие как Uber — необходимо увеличивать прибыль.

В августе Farfetch купил New Guards Group, которая управляет самым популярным стритвир-брендом Off-White. Очевидно, что ресурс хочет стать чем-то вроде роскошного Amazon, сохранив при этом ярлык «универсальный магазин». На сегодняшний день инвесторы плохо восприняли эволюционирующую бизнес-модель компании, гиперактивные слияния и поглощения, а также разочаровывающую прибыль.

 Lanvin весна-лето 2020 Lanvin весна-лето 2020

8. Fosun приобретает контрольный пакет акций Lanvin (2018) 

После 17 лет владения тайваньским медиа-магнатом Shaw-Lan Wang бренд Lanvin понадобилось спасать. Это сделал китайский финансово-промышленный конгломерат Fosun. Пик успеха марки был в 2012 году, когда она приносила доход в размере 235 млн евро под руководством дизайнера Альбера Эльбаза. Но уже через четыре года последовал резкий спад прибыли, и компания сообщила о своих первых убытках за более чем десятилетие. Смена креативных директоров в течение следующих двух лет не помогла утихомирить бурю. Однако сделка 2018 года ознаменовала собой наиболее значительную на сегодняшний день инвестицию в модный бизнес со стороны китайского конгломерата. За прошедшее полугодие аппетит китайского инвестора на бренды европейского наследия вырос, и такие компании, как Icicle Fashion Group, например, покупают обанкротившийся лейбл Carven. Но не каждая сделка при этом была плодотворной, и в Lanvin ещё многое предстоит сделать.

9. Группа Authentic Brands покупает Barneys (2019)

После спорного трёхмесячного процесса аукциона, фирма ABG приобрела обанкротившийся роскошный универмаг за $271,4 миллиона. В результате сделки будет закрыто большинство оставшихся магазинов, а торговая марка будет лицензирована для конкурирующей Saks Fifth Avenue в Северной Америке. Barneys заставили подать на банкротство в августе после 72%-го повышения арендной платы в его девятиэтажном магазине на Мэдисон-авеню до 27,9 млн долларов в год, которое вступило в силу в январе. Это было результатом арбитражного решения после того, как магазин и его владелец Бен Ашкенази не согласились с условиями нового договора аренды. При поддержке частной инвестиционной компании BlackRock компания ABG создала прибыльный бизнес, лицензировав свою интеллектуальную собственность для продавцов и производителей множества продуктов, от обуви до кремов. В итоге значительную часть прибыли компания ABG получает от лицензионных отчислений со стороны партнёров, по сути продавая франшизу. Как часть своего плана по монетизации интеллектуальной собственности Barneys, ABG будет развивать электронную коммерцию и pop-up проекты, а гостям универмага будут предложены художественные инсталляции, новые бутики и всевозможные развлечения.

LVMH покупает Tiffany

10. LVMH покупает Tiffany (2019)

Приобретение LVMH легендарного американского ювелира за 16,2 млрд долларов стало крупнейшей сделкой в истории люксового сегмента моды. Tiffany оказалась в руках крупнейшей в мире группы предметов роскоши, которой владеет самый богатый человек Европы. Последней крупной инвестицией конгломерата была сделка с Bulgari на сумму 5,2 млрд долларов в 2011 году, что удвоило присутствие концерна в сегменте часов и ювелирных изделий. Финансовый директор LVMH Жан-Жак Гиони назвал сделку с Tiffany «переломным моментом» для всего сегмента часов и ювелирных изделий, устраняя опасения по поводу краткосрочных результатов Tiffany. Американский ювелирный бренд сталкивается со слабым спросом внутри страны и за рубежом и, вероятно, потребует больших инвестиций для оживления.

Эта сделка принесет LVMH существенное финансовое и рыночное влияние, которое поможет поддержать текущие усилия по преобразованию Tiffany. В то же время это увеличивает присутствие французской компании на рынке США. Сделка также знаменует плохие новости для конкурента Richemont, которому принадлежат Cartier и Van Cleef & Arpels, и который в настоящее время является доминирующим игроком в сфере ювелирных изделий. Согласно прогнозам, в следующем году мировой рынок ювелирки вырастет на 7%.

Источник фото: Gettyimages

Комментарии

Оставить комментарий
Закрыть
Вы можете оставить отзыв
Ваше имя:
Email:
Введите комментарий:
Показать еще

Ваше сообщение было успешно отправлено нам. Спасибо!